Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Царь Давид и пять поэтов



Наш друг Ототограф, знаток поэзии и Библии, продолжает создавать для нас подборки из пяти стихотворений разных авторов, посвященных одному библейскому персонажу или сюжету. Мы начали с Ионы, перешли к Моисею и Аврааму, затем - к подборкам про вавилонский плен, про Содом и Гоморру, про Ноев Ковчег и Песнь Песней. Сегодня – черед царя Давида.

АРЬЕ РОТМАН

Давид

Давид учился у птенца 
не ведать певческой натуги. 
Слова бежали на ловца, 
давались в руки без испуга.
Он святость горлиц понимал 
и жертвенность души овечьей, 
копье на хищных поднимал, 
всей злобе мира шел навстречу.
За это пастбища певцов 
в цари поэта повенчали, 
и камень брани Бог отцов 
в его пращу вложил в печали. 

Collapse )

А у вас есть любимые тексты про царя Давида? Делитесь ими в комментариях!

Соломон, Суламифь и Пять Поэтов



Наш друг Ототограф, знаток поэзии и Библии, продолжает создавать для нас подборки из пяти стихотворений разных авторов, посвященных одному библейскому персонажу или сюжету. Мы начали с Ионы, перешли к Моисею и Аврааму, затем - к подборкам про вавилонский плен, про Содом и Гоморру, Ноев Ковчег и Адама с Евой.

Сегодня – черед Соломона, Суламифи и Песни Песней - одного из самых прекрасных и мистических текстов о любви.

АРЬЕ РОТМАН

ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ

Я сплю, но сердце мое недреманно.
       Чу! Милый стучится:
       – Отвори мне, подруга верная,
голубка чистая, родная сестрица!
Кудри мои увлажнили ночные росы,
изморосью я забрызган, простоволосый.
 
– Совлекла я одежды мои – как надену?
       Ноги ко сну омыла – как замараю?
Руку в оконце протянул милый –
       занялась я навстречу ему, сгорая.
 
Встала любимому отворить
       – персты мои мирру точили,
       оросили текучею засовы железные.
Распахнула двери – а он исчез!
       отворила – простыли следы любезного!
Душа моя осиротела,
       по речам его тоской изошла.
Звала я любимого – не ответил,
       искала его – не нашла.
 
Зато приметили меня стражи дозорные,
       подстерегли, стерегущие град,
до синяков избили, защитнички,
       ограбили, сорвали наряд!
 
Заклинаю вас, девы иерусалимские,
       как встретите милого моего, подружки,
скажите, ему, что я любовью больна,
       мукою сердечной недужна. 

Collapse )

А у вас есть любимые тексты про Соломона, Суламифь и Песнь Песней? Делитесь ими в комментариях, пожалуйста.

То, что было не со мной



Когда отото обсуждали книги о Холокосте, которые важно читать детям, было высказано мнение, что до начала юности, в отрочестве, таких книг лучше вообще не читать.

Читательница рассказывала о том, как после такого чтения её мучили кошмарные сны, о чувстве беспомощности, которое она не хотела бы передать своему ребёнку. Упоминание этих кошмаров меня поразило – у меня они тоже были, и в том же возрасте, и в те же, как я поняла, годы! И тогда я стала спрашивать у знакомых-евреев разных возрастов, не упомнят ли они такого и о себе.

Collapse )

А вам когда-нибудь снились страшные сны на сюжеты еврейской истории? Они были для вас особенными - или «иногда бывают и просто сны»?

Read Slow Think Fast



Правда же, вы часто читаете несколько книг параллельно? Правда же, это выходит медленнее - но как-то приятнее, чем читать их по очереди? Семен eshkolot Парижский решил тут устроить целый Фестиваль медленного параллельного чтения, в преддверии которого набрал 5 неочевидных пересечений между главными авторами Фестиваля:

МОИСЕЙ / БУДДА

В 1934 году в жизни Sigmund Freud'а происходят два важных события: он начинает писать книгу "Моисей и монотеизм" и приобретает антикварную статую Будды (на картинке она вместе с принадлежавшим Фрейду изображением Моисея из собрания Музея Фрейда).

Collapse )

Хотите узнать о более содержательных параллелях между этими авторами? Скорее записывайтесь на Фестиваль медленного чтения (читать будем медленно, а думать и записываться надо быстро).

Ну, и все вопросы - сюда.

Волшебные трусы мормонов



У каждого вменяемого народа самые большие исторические трагедии всегда превращаются в самые богатые источники шуток и анекдотов.

Например, евреи. Огромная часть анекдотов про них посвящена двум темам – жадности и Холокосту. (И не надо мне говорить, что знаменитая еврейская жадность – это не историческая трагедия моего народа!) Или, например, американцы: две обширные темы анекдотов про них – 9/11 и тупость. (Тоже историческая). Или русские: о них, в основном, шутят по поводу дуракодорог и геополитической катастрофы 1990-х. Или вот немцы: анекдоты про них вертятся вокруг занудства – и опять же Холокоста.

Collapse )

А вот лично вы как считаете, есть еврейские темы, над которыми нельзя смеяться? И какие?

Йес, сэр



Рассказ дедушки Моше записан мной и частично переведен с иврита 27.02.10 с DVD-фильма (от 02.06.2006)

- Йес, сэр, - всегда говорит мне дедушка Моше, старый солдат Британской армии, когда я советую ему что-нибудь на наших занятиях резьбой по дереву в доме престарелых, где он сейчас живёт.

Так дедушка Моше выглядит сейчас.



Вот его рассказ:

Collapse )

Нехитрая история про ключи от мастерской в Ришон-Леционе

Ещё совсем недавно жил-был на свете такой человек.



Звали его Давид.

Родился Давид в декабре 1916 года в г. Гродно (в те времена это была Польша).

В семье Бендетсон было четверо детей. Учился он в технической школе, потом работал в слесарной мастерской.

Collapse )


Обломки Холокоста



Мы провели каникулы в Галиции - в горах и потом во Львове. Выбирая, куда бы поехать, искали самое несоветское место из тех, куда можно доехать без загранпаспорта: у одного из нас были проблемы с военкоматом.

Таки нашли: западная Украина – удивительная. Они не орут на своих детей, никогда не умели говорить по-русски и всегда ненавидели советскую власть. Живописные горы и долины, купание в водопаде; дранник, фаршированный белыми грибами, занимающий целую тарелку – и прочие там галушки. Дешево, чисто, уединенно.

Collapse )

Хочу спросить – вдруг кому-то станет не все равно: а внешними силами что-то можно сделать с этими обломками? И что надо было бы сделать, по-хорошему?


Кисо и олигарх

Парижский
Семен Парижский,
специально для «Oтото»




Семен Парижский продолжает раскрывать для «Отото» страшные сионистские тайны и рассказывать нам о том, чего никто не знает про евреев. Он уже разоблачил: 1. здоровье, 2. образование, 3. сны, 4. котов! котов разоблачил!, 5. протест. А теперь, наконец, дошла очередь до главного. Нет, не до секса и даже не до Духовности, а до денег. Готовы?

1) Первое, что евреи в своей истории купили за деньги — это место на кладбище: когда умерла праматерь Сарра, ее муж Авраам купил землю для ее погребения за четыреста сиклей серебра. Первое, что евреи продали за деньги? Нет, не Россия, а маленький мальчик: братья Иосифа отдали его купцам из Мадиама всего за 20 сиклей. Странно: такой, говорят, был хорошенький мальчик — и так дешево.

2) На римских монетах, которыми евреи платили налоги 2000 лет назад, было написано «Сын божий» (divi filius). Таким титулом пользовался сперва император Август, а потом — Тиберий, Нерон и Домициан. Некоторые ученые утверждают, что именно эти монеты создавали идейный/политический контекст, из-за которого римские власти так остро прореагировали, когда Иисус назвал себя «сыном Божьим».

Collapse )

Немедленно рассказывайте нам, какие еще тайны Семен Парижский должен разоблачить. Как насчет, скажем, войн? Или супружеских измен? Или мышей? Или еще чего? А? А?



Моисей и пять поэтов

Ототограф
Ототограф,
специально для «Oтото»


Друг нашего проекта, знаток поэзии и Библии Ототограф, продолжает создавать для нас подборки из пяти стихотворений разных авторов, посвященных одному библейскому персонажу или сюжету. Начать мы решили с Ионы  — и впоследствии с удовольствием добавили к нескольким стихотворениям Ототографа тексты, предложенные нашими комментаторами. А сегодня — очередь Моисея. Потому что про ту самую ночь знают все, а вот про написанные о ней стихи — нет, далеко не все. Встречайте: Моисей и пять поэтов.

* * *

Из псалмов
114-115


Когда Израиль из Египта исходил,
сыны Якова – из чужеречной державы,
нареклась Иудея святыней Его,
Израиль – землей богоданной.
Море узрело – и побежало,
попятились воды Иордана,
заскакали горы как овцы,
вершины – как бараны.

Что узрело ты, море, что бросилось прочь?
Пред чем Иордан преклонил колена?
Что заскакали вы, горы, как овцы,
вершины как бараны?
– Перед ликом Господним трепещет Вселенная,
перед Богом Якова содрогаются страны.
Он в воды обратил скалы могучие,
Камень незыблемый – в источники текучие.

Не нам, Господи, не нам,
милости и истине Твоей яви славу.
Что глумятся народы: где Бог ваш?
Господь наш в небе, и все в Его воле,
Он что замыслит – исполнит.
А божества народов – идолы литые
изделия рук человеческих, серебро и злато.
Глаза у них – но не зрят, уста – но не молвят,
Уши-то есть у них, да нет слуха,
ноздри их воскурений не обоняют,
руки даров не ощупают, не пойдут ноги.
Таковы же и создатели, каковы боги –
уподобятся тем, на кого уповают.

А ты на Господа надейся, Израиль!
– Он уповающим щит и помощь.
На Господа надейтесь, сыны Аарона!
– Он уповающим щит и помощь.
На Господа надейтесь, благоговеющие перед Ним!
– Он уповающим щит и помощь.

Господь не забудет, взыщет благом Господь:
дом Израиля благословит Господь,
дом Аарона благословит Господь,
всех страшащихся Его благословит Господь,
великих и малых.

Умножит Господь вас и сынов ваших,
благословит их Творец земли и неба.
Что небеса? Господу небеса,
а землю отдал Он сынам Адама,
ибо не мертвым Господа славить,
восхвалять Его – не в немоту уходящим.

– Благословим же Господа ныне и присно!
Славьте Господа!

Исход

Когда соберемся мы в стаи,
потянемся небом в Исход,
раздернется твердь и растает,
и бездна под ней расцветет.
Смешные в своих вереницах,
со скарбом родной нищеты,
потянемся клином, как птицы,
на зов немудрящей мечты.
И мир, как паром на безбрежье,
качнется за нами в тоске,
и руки заломит в надежде,
повиснув на волоске.

АРЬЕ РОТМАН

Collapse )