Проект "Отото" (ototo) wrote,
Проект "Отото"
ototo

Categories:

Соломон, Суламифь и Пять Поэтов



Наш друг Ототограф, знаток поэзии и Библии, продолжает создавать для нас подборки из пяти стихотворений разных авторов, посвященных одному библейскому персонажу или сюжету. Мы начали с Ионы, перешли к Моисею и Аврааму, затем - к подборкам про вавилонский плен, про Содом и Гоморру, Ноев Ковчег и Адама с Евой.

Сегодня – черед Соломона, Суламифи и Песни Песней - одного из самых прекрасных и мистических текстов о любви.

АРЬЕ РОТМАН

ПЕСНЬ ПЕСНЕЙ

Я сплю, но сердце мое недреманно.
       Чу! Милый стучится:
       – Отвори мне, подруга верная,
голубка чистая, родная сестрица!
Кудри мои увлажнили ночные росы,
изморосью я забрызган, простоволосый.
 
– Совлекла я одежды мои – как надену?
       Ноги ко сну омыла – как замараю?
Руку в оконце протянул милый –
       занялась я навстречу ему, сгорая.
 
Встала любимому отворить
       – персты мои мирру точили,
       оросили текучею засовы железные.
Распахнула двери – а он исчез!
       отворила – простыли следы любезного!
Душа моя осиротела,
       по речам его тоской изошла.
Звала я любимого – не ответил,
       искала его – не нашла.
 
Зато приметили меня стражи дозорные,
       подстерегли, стерегущие град,
до синяков избили, защитнички,
       ограбили, сорвали наряд!
 
Заклинаю вас, девы иерусалимские,
       как встретите милого моего, подружки,
скажите, ему, что я любовью больна,
       мукою сердечной недужна. 



ИННА ЛИСНЯНСКАЯ

У Яффских ворот

Я — твоя Суламифь, мой старый царь Соломон,
Твои мышцы ослабли, но твой проницателен взгляд.
Тайны нет для тебя, но, взглянув на зелёный склон,
Ты меня не узнаешь, одетую в платье до пят,
Меж старух, собирающих розовый виноград.

И раздев, — не узнал бы, — как вo’лны песка мой живот,
И давно мои ноги утратили гибкость лоз,
Грудь моя, как на древней пальме увядший плод,
А сквозь кожу сосуды видны, как сквозь крылья стрекоз.
Иногда я тебя поджидаю у Яффских ворот.

Но к тебе не приближусь. Зачем огорчать царя?
Славен духом мужчина, а женщина — красотой.
От объятий твоих остывая и вновь горя,
Наслаждалась я песней не меньше, чем плотью тугой,
Ведь любовь появилась Песне благодаря.

Ах, какими словами ты возбуждал мой слух,
Даже волос мой сравнивал с солнечным завитком...
Для бездушной страсти сгодился бы и пастух.
Но ведь дело не в том, чтоб бурлила кровь кипятком,
А чтоб сердце взлетало, как с персиков спелый пух.

Я вкушала слова твои, словно пчела пыльцу,
Неужели, мой царь, твой любовный гимн красоте,
До тебя недоступный ни одному певцу,
Только стал ты стареть, привёл тебя к суете, —
К поклоненью заморскому золотому тельцу?

В стороне от тебя за тебя всей любовью моей
Постоянно молюсь. И сейчас в тишине ночной
Зажигаю в песчаной посудине семь свечей,
Раздираю рубаху и сыплю пепел печной
На седины: Царя укрепи, а тельца забей!

ВЕРОНИКА ДОЛИНА

И опять я звоню с трудом,
И мурашки бегут по коже.
Приезжай, навести мой дом,
Вот дома у нас непохожи.
Судный день не есть суицид.
Каждый палец тобой исколот.
А потом суета и стыд,
А потом суета и холод.
Я устала так раздираться,
Я хочу уступить тискам.
И давай со мной разбираться,
Разберем меня по кускам.
Эти фото и эти строфы
Поздно складывать и копить.
Ощущение катастрофы,
Не желающей отступить.
Я пишу теперь клочковато -
Мало магии и волшебства.
И страница мне узковата,
И синица едва жива.
И сынишке со мною скучно -
К няньке просится все равно...
Приезжай, посидим на кухне!
Есть израильское вино...
Не такая уж я сластена,
Не такая уж Суламифь.
Я смотрю на тебя смятенно,
Руки за голову заломив.
Хочешь, рядом садись, побалуй,
Расскажи про твою страну.
...Ничего мне не надо, усталой.
Спой мне песенку! Я усну.

КОНСТАНТИН КРАВЦОВ

Красота по-американски

            Беги, Божье Дитя, в поющую пустыню
            Томас Мертон


Буквиц горчичные зёрна
В растительной зелени лампового монитора,
Кириллицу из жидких кристаллов,
Взрастил нам портал францисканцев:
Вот фотография утренней кельи трапписта —
Сарая, в котором устроил он скит,
Крест поставил, к нему прислонил колесо от телеги,
Вот утварь, корзины из ивовых прутьев
И клавиатура реликтовой, в Кремль набивавшей
Протестные письма печатной машинки.
Обломки какие-то. Света и тьмы.
Семена созерцания. Может быть, тыквы,
Лилий долин, нарциссов Саронских,
А вот и он сам, Иона. Он видит: горит Ниневия,
Не лучше ли было б остаться во чреве кита?
Ведь и Сам бы управил Господь как-нибудь,
Уберёг Пастернака. Нет, странный какой-то он,
Этот траппист, от ожогов умерший в Бангкоке.
Вокруг него — дети цветов, и в поющей пустыне
“Беги, — говорит Суламифь, —
На горах бальзамических серне подобен будь
И молодому оленю”

ВИКТОР ШИРАЛИ

Тянет осенью из фортки
Тянет прелью от земли
Ночи длинны
Дни коротки
Ожидание весны

Царь был прав крутя колечко
Все на круги как вода
Только Суламифь сердечко
Не вернется
Никогда.

Про Песнь Песней - для тех, кто подзабыл: 30-я часть Танаха, 4-я книга Ктувим… Мало кто не слыхал словосочетания «Песнь Песней» , оно означает : «песня всех песен», примерно как «кадош кодашим» - «святая святых», самая сердцевина. Эта книга, которую исследователи считают то собранием старинных свадебных гимнов , то произведением самого царя Шломо, - о любви. В самом деле, о чем и быть песне, которая сама суть всех песен мира, как не о любви!... Во дворце царя Шломо живет юная Шуламита, смуглая крестьянка, стерегущая виноградник; ее любит царь – а она любит юного прекрасного пастуха и тоскует о нем … На одном собрании иудейских мудрецов, включивших «Песнь Песней» в канон Танаха, было сказано: «Всё состояние мира не стоит того дня, в который Израилю дана была эта книга». И верно: именно любовь – основа отношений между Б-гом и Его народом, между Б-гом и душой человека, потерянной в этом мире, но ищущей своего Возлюбленного. Изысканны богословские толкования Песни Песней, но, кроме того, она стала прародительницей всей европейской любовной лирики.



А у вас есть любимые тексты про Соломона, Суламифь и Песнь Песней? Делитесь ими в комментариях, пожалуйста.

Subscribe

  • Секс, наркотики и Конец Света (наконец)

    Семен "Не бейте меня, я всё расскажу!" Парижский, регулярно сливающий читателям проекта "Отото" страшные еврейские тайны, выступает сегодня в…

  • На полчаса

    Израильские старики - весёлый народ. Саша Галицкий уже очень давно ведет кружки резьбы по дереву в израильских домах престарелых. Его подопечные…

  • Царь Давид и пять поэтов

    Наш друг Ототограф, знаток поэзии и Библии, продолжает создавать для нас подборки из пяти стихотворений разных авторов, посвященных одному…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Секс, наркотики и Конец Света (наконец)

    Семен "Не бейте меня, я всё расскажу!" Парижский, регулярно сливающий читателям проекта "Отото" страшные еврейские тайны, выступает сегодня в…

  • На полчаса

    Израильские старики - весёлый народ. Саша Галицкий уже очень давно ведет кружки резьбы по дереву в израильских домах престарелых. Его подопечные…

  • Царь Давид и пять поэтов

    Наш друг Ототограф, знаток поэзии и Библии, продолжает создавать для нас подборки из пяти стихотворений разных авторов, посвященных одному…