Проект "Отото" (ototo) wrote,
Проект "Отото"
ototo

Categories:

Быть силуэтом

Лихтикман
Аня Лихтикман,
специально для «Oтото»



Очень многие считают, что в сетевом общении анонимность- не поощряется, а ходить в комменты без ника и с «ничьим» контуром на аватарке — почти неприлично. Между тем, есть субкультура, где такой контур был бы на месте.

Допустим, вы иллюстратор и работаете с ультраортодоксальным заказчиком. Если дизайн флаера или книжной обложки, предполагает изображение людей, то возможно вас попросят нарисовать их в виде силуэтов. На вопрос: почему именно так? Ответят: потому что это — красиво.




Симпатия к силуэту отчасти объясняется соблюдением заповедей не создавать себе идолов и не изображать человека. Но в наше время большинство людей не склонны наделять фетиш божественной силой, поэтому, трактуя запрет на создание идолов, раввины имеют в виду служение ложной идее, а вовсе не рисование или лепку.

Тот, кто несмотря ни на что, все же следует этой заповеди буквально, скорее отдаёт дань традиции, исполнения которой никто, в общем-то, не требует. Такие художники (или их заказчики) придумывают разные приёмы, делающие изображение человеческой фигуры неполным, как бы недействительным. И тогда на помощь приходит силуэт — самый элегантный способ не дорисовать человека. Кстати, дома или на рабочем месте у ревнителя традиций может висеть подробнейший реалистический портрет любимого рава.




Альбом «Infinity» ортодоксальной хип хоп группы Shtar. Ребята, явно не хотят быть поп идолами.



Mentos (ментоловые конфетки).
Удачное использование пиктограммы человека, стиль, любимый в Иерусалиме не меньше чем силуэт.


Религиозный сектор — не единый монолит. Каждое течение имеет свою субкультуру. На принадлежность к определённой группе указывает, скажем, форма бороды или цвет кипы. Силуэты сглаживают отличия и позволяют прихватить потребителей из смежного общественного сектора, сделать так, чтобы они тоже могли отождествиться с рекламным имиджем. Однако такие уловки можно увидеть, как правило, в рекламе малых бизнесов. Серьёзные рекламные агентства редко прибегают к этому «народному средству». Силуэт в интерфейсе религиозного сайта «Пашквиль», делающего обзор ортодоксальной рекламы — это, безусловно, пародия. Зато среди дизайнерских решений, о которых «Пашквиль» пишет в своём блоге, нет ни одного «силуэтного».




Кстати, тот, кто ищет информацию о вкусах и пристрастиях ортодоксального потребителя, вряд ли сможет сделать это через Интернет. Ультрарелигиозный пользователь может проводить за компьютером весь день, но он не создаёт профили и аккаунты в социальных сетях и не кликает на линки. Многие пользуются провайдерами, защищающими от грязного контента, а многие вообще не заходят в Сеть, и потому — неуловимы. Едва ли они задаются вопросом, терзающим сейчас популярных блоггеров: «А вдруг Интернет призывал меня заявить о себе как о личности только для того, чтобы в один прекрасный день засыпать эту личность контекстной рекламой?»

Стремление к анонимности образов вообще свойственно многим еврейским художникам. Праотцы и праматери, герои и пророки — это, в первую очередь, духовные сущности и лишь во вторую — реально существовавшие люди. Поэтому изображают их общо, неконкретно.

Предвижу, что мне скажут, как хорошо любить человека, когда помнишь все его трещинки, и как страшно жить в унифицированном мире безликих теней. Но, вот, художник Пауль Клее изображал людей в виде цветных пятен. А старый Матисс вырезал фигуры из крашеной бумаги. Свои коллажи серии «Джаз» художник определял как «конечный пункт поисков». Старика завораживал силуэт, этот тёмный провал, зияющее игольное ушко, в которое сможет пройти каждый.




Икар Матисса


Но не Клее и не Матисс приходят мне на ум, когда я вижу силуэты на улице Меа-Шаарим. Мне вспоминается Кит Харинг, который был ни разу не еврейским ультра-ортодоксом, а, наоборот, американцем и «христианским фриком». Он стал известным в 1980-х, а в 1990-м умер от СПИДа.




Без названия. Кит Харинг


Визитная карточка художника — его человечки. Безликие и схематичные, они воюют, танцуют, молятся. В пору, когда он был ещё никому не известен, Кит спешил рисовать своих человечков везде. На футболках, на стенах домов и в подземке. Рисовал быстро, озираясь, пока не пришла полиция, чтобы как можно больше ньюйоркцев успели их увидеть и с ними отождествиться. Что и происходило, хотя его человечек не имел ни носа, ни глаз. Иногда, правда, Кит наделял его пенисом, но чаще всё-таки — сердцем.


А вы, когда получаете специально для вас подобранную рекламу, ощущаете благодарность, или желание немедленно «стать силуэтом»?

Tags: Аня Лихтикман
Subscribe

  • Гладкий зайн без пальцев (производственный диалог)

    - Левая задняя нога вышла некрасивая, - сокрушается бабушка Эдит сегодня утром. - Можно её исправить немного, да и правую заднюю ногу надо бы…

  • Бывший рыжий или про лошадей и про жирафов

    …в конце концов после десяти лет работы имею право на любимых учеников. Вот Иегуда Шапиро из Кфар-Сабы. Опять же - бывший рыжий. Еще недавно…

  • Йес, сэр

    Рассказ дедушки Моше записан мной и частично переведен с иврита 27.02.10 с DVD-фильма (от 02.06.2006) - Йес, сэр, - всегда говорит мне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Гладкий зайн без пальцев (производственный диалог)

    - Левая задняя нога вышла некрасивая, - сокрушается бабушка Эдит сегодня утром. - Можно её исправить немного, да и правую заднюю ногу надо бы…

  • Бывший рыжий или про лошадей и про жирафов

    …в конце концов после десяти лет работы имею право на любимых учеников. Вот Иегуда Шапиро из Кфар-Сабы. Опять же - бывший рыжий. Еще недавно…

  • Йес, сэр

    Рассказ дедушки Моше записан мной и частично переведен с иврита 27.02.10 с DVD-фильма (от 02.06.2006) - Йес, сэр, - всегда говорит мне…