Проект "Отото" (ototo) wrote,
Проект "Отото"
ototo

Categories:

Еврейский дедушка и татарские мальчики

123
Саша Сендерович,
специально для «Oтото»


Мой прапрадед Борух, который на родине своей в Белорусии был моэлем (то есть человеком, зарабатывавшим на жизнь обрезанием новорожденных), эвакуировался в Уфу в 1941 году. Мой дедушка Иосиф, внук Боруха, вернувшись в Уфу с фронта и обзаведясь семьей, решил, несмотря на свое пионерско-советское воспитание, не досаждать деду: когда родился его первый сын, мой дядя (в 1949 году), ему, как и предписано иудейским законом, сделали обрезание.


Дедушка Иосиф — ветеран войны и начинающий хирург — был тогда кандидатом в партию. Про обрезание настучал заподозривший пережитки прошлого сосед. В какой-нибудь Москве могло бы в то время послевоенного сталинского антисемитизма выйти и хуже, но в далекой Уфе дело ограничилось исключением моего деда Иосифа из кандидатов в партию. В КПСС он так и не вступил. Защитить кандидатскую и докторскую из-за истории с обрезанием ему тоже не удалось, хотя больше пятидесяти лет дед простоял у операционного стола и спас тысячи жизней.

В далекой провинциальной Уфe евреев было немного — всего несколько тысяч в миллионном городе. Большую часть населения составляли башкиры и татары, которые, как и советские евреи, были башкирами и татарами в большей своей части совершенно с(о)ветскими. Но все-таки не поголовно. Говорят, например, что прапрадед мой Борух, знавший лично татарских мясников, забивавщих в далеких, спрятанных подальше от глаз стукачей своих деревнях, скот по мусульманским обрядам, захаживал иногда на базар за похожей на кошерную халяльной говядиной.

Евреи, в свою очередь, помогали чем могли и татарам с башкирами. Мой дед Иосиф, пострадавший по части обрезания в угоду своему деду-моэлю Боруху, по-своему мстил Партии, делая обрезания татарским и башкирским мальчикам. Дед, хоть и специализировался на онкохирургии, перенял нужные умения от своего деда, моэля Боруха. Мусульмане, в отличие от евреев, обрезают не новорожденных, а мальчиков в возрасте семи-тринадцати лет, поэтому к обряду есть время подготовится — и найти человека, способного такой обряд совершить. В далекой провинциальной Уфе и ее окрестностях те немногие семьи, где водились татарские дедушки, похожие на моего прапрадеда Боруха желанием соблюдать религиозные традиции, о моем деде знали. А прикрытием для совершения религиозного обряда служила «врачебная необходимость»: совершив обряд, дед Иосиф выписывал семьям обрезанных мальчиков липовые справки про фимоз и прочие неприятные вещи.

А водятся ли в ваших семьях рассказы о взаимной поддержке евреев и мусульман (или евреев и каких других народов) в советскую эпоху?



Tags: Саша Сендерович
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments