?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Наш друг Ототограф, знаток поэзии и Библии, продолжает создавать для нас подборки из пяти стихотворений разных авторов, посвященных одному библейскому персонажу или сюжету. Мы начали с Ионы, потом перешли к Моисею и Аврааму, затем была подборка про вавилонский плен и про Содом и Гоморру. подборка стихотворений про Ноев Ковчег. Кстати, мы с удовольствием добавляем к подборке Ототографа любимые тексты наших читателей, предложенные в комментариях.



МАРК АЗОВ

СТИХИ ВТОРОГО ПОТОПА


«Земля была безвидна и пуста,
Лишь божий дух носился над водою»,
И этот мир, беременный бедою,
Тогда был начат с чистого листа.
Но все прошло, закрыто и забыто.
И час настал - затерян среди вод,
Наш пароход - железное корыто,
Наш мир людей – последний пароход.
И вновь земля «безвидна и пуста»,
Лишь божий дух витает над водою,
И этот мир, беременный бедою,
Вновь будет начат с чистого листа.


ЕЛЕНА ШВАРЦ

КОВЧЕГ


Ковчег тонул во тьме, плясал в волнах.
Болталась на воде посылка роковая,
В ней жизни меркли семена,
И тверд был только Ной, на Слово уповая,
Оно во тьме обрушилось, как дождь, –
"Погибнут все. Ты не умрешь.
И те, кого с собой возьмешь".
И на глаза упал чертеж.
Рубил, пилил, строгал – теперь
(Смолил) меж кровью и водой
Законопаченная дверь,
И ящиком играет Бог,
Как будто львенок молодой.
Подымет в небо, а потом
В пучину бросит,
Со дна достанет, закружит
И в пасти носит.
Огороженное плывет дыхание,
И все певцы его хора
Смотрят на Бога и на моря зданье
Из-за забора.
Всех надо Ною накормить,
Всех, кого запер в сундуке:
В подвале – тигров, в клетках – птиц,
Да и своих на чердаке.
А на крыше сидит великан Ог,
Привязался – орет во тьму,
Он сошел с ума, и ему
Просунуть надо кусок.
Звери воют, люди вопят,
Огромную погремушку выщебетали птицы.
Пахнет, как на вокзалах, и змеи свистят,
И горят кровавые глаза лисицы.
А снаружи звук – как будто кровь,
Если уши заткнуть.
Пахнет слезами мое изголовье,
И не уснуть.
Кто в эту мокредь и муть
Наш следит путь?
Там, где выщербины от звезд,
Выколупанных могучей десницей,
И дальше еще, где галактики рот
Жизнь изблюет (чтоб ей провалиться!),
И замкнутся за нею стальные ресницы.
Все это время Бог был там –
Внутри смоляной коробки,
Вздрагивал от Него гиппопотам,
Тигр дугой выгибался, робкий.
Лапы, жала, рога, хвосты,
Клювы, плавники, глаза и губы –
Все высвечивалось из темноты,
Он не знал, как все это Он любит.
Он смотрел из огненного тумана
На шерсть, на множество мелких зеркал.
О, если б жалость была, гром бы грянул,
Все исчезло б, но жалости Он не знал.
И на минуту глаза закрыл Он,
Примериваясь, как будет без них,
Все исчезло, и все уснули,
А когда проснулись, ветер стих.
И когда их принесло к горе –
"Арарат!" – Ной ее позвал,
Он не ведал о перерыве творенья,
О кратком сне и новой земле не знал –
Что они на другом конце мира от прежней,
Но с похожею кожей, с вином надежды.
Одноглазый Ог ногами болтал.
Он-то знал, что все было новым,
Что заново их Господь сотворил,
Правда, по образцам готовым,
И в жилы им новую воду влил.
Тяжко на землю спрыгнул Ог,
Поскользнулся и замычал,
И молча, как вымокший коробок,
Ковчег на земле лежал.
Первым протиснулся человек,
Младенцем, разорвавшим лоно,
На эти кроткие черные склоны.
О, всякая мать – ковчег!
Носила ты живую душу
В морях, под ливнями,
Все птицы вылетели, на сушу
Все звери хлынули.
На гору, плавно вырастающую,
Они просыпались, как снег,
Вздохнуло море, тихо тающее,
Как души, к смерти отлетающие:
О, всякий человек – ковчег.


ИГОРЬ ЛАВЛЕНЦЕВ

Ной


Он сажал на язык
Золотую пчелу,
И еще,
И за нею другую,
И вонзала пчела
Золотую иглу
В ненасытную мякоть нагую.

Не до боли
В доении стонущих сих,
Во смешении меда и яда.
И в глазах
Необъятно прекрасно больших
Зеленела безумья прохлада.

Выше облака дум,
В лубяных небесах,
Над стенами звенящего зноя
Лик полуденный солнца
В парчовых усах
Изнывал над молчанием Ноя.

Был ли знак или голос:
Ступиша на твердь...
Не до знаменья в мареве дела.
Мир гудел под руками,
И новая смерть
Во спасаемом улье гудела.

И спирали галактик
Вились за спиной,
И клубились туманностей шубы.
Не скиталец убогий,
Не названный Ной
Мазал воском
Иссохшие губы.

Был он Бог,
И земля,
И четыре угла
Светлой горницы -
Звездного плата.
И сползала во тьму
Золотая пчела
По печальному лбу Арарата.


ЮРИЙ ПЕРФИЛЬЕВ

Ноев Ковчег


Промедление подобно
ослушанию вождя.
И семья пока утробно
ждет Вселенского дождя
под капель сердечных капель,
на мороку и ночлег,
озирая шаткий стапель
и сомнительный ковчег.

Предписание подробно,
как смирительный пример,
провидение съедобно —
хлеб гаданий и химер.
Плавсостав готов к походу,
цели четки и ясны —
жить и далее в угоду,
видеть радужные сны.


СЕРГЕЙ КРУГЛОВ
Из цикла «ПОТОПНЫЕ ПЕСНИ»


* * *
За мной, за мной, весёлый Ной,
Отважный капитан!
Веди кораблик заводной
Сквозь рифы и туман!

Грузи на борт свой скарб скорей
С собакой и котом,
В дорогу трубочку набей
Душистым табачком,

Винца бутылку погрузи,
А то и не одну,
И сыновей своих возьми,
И верную жену,

И том стихов, и свет свечи,
И сладких снов ушат,
И тараканов, что в ночи
За печкою шуршат,

Возьми печалей и забот,
И умерших друзей,
И всех соседей, кто живёт
На улице твоей,

И город погрузи на борт,
Весь прах его и тлен
(Кряхтит кораблик, но свезёт -
Вот только б не дал крен!..),

И лет прошедших тяжкий груз,
И смерть, что впереди, -
Возьми, покуда отвернусь,
В кораблик посади.

Скорей! А то Мой гнев придёт –
А ты в порту стоишь!
Что увезёшь – то пусть живёт.
Всё, что благословишь.


Воспоминания о великом потопе, который затопил Землю давным-давно, есть в мифах всех народов. И только в Танахе, в книге Брейшит, про потоп рассказано правдиво и подробно… Первые люди, потомки Адама и Хавы, были сильны, умны и жили по стольку лет, сколько нам с вами и не снилось. Но при этом вели они себя настолько безобразно, что терпение Б-жие однажды лопнуло, и он решил наказать их потопом. Один праведник нашелся на земле – Ной (по-еврейски Ноах). Ему Б-г и дал задание – призывать людей, чтоб они одумались и покаялись перед Б-гом, и возвещать , что рано или поздно будет страшное наводнение. Однако окружающие только потешались над Ноем да крутили пальцами у виска. А он тем временем, по велению Б-жию, строил ковчег – огромное плавучее судно, периметром с футбольное поле, чтобы спастись во время потопа самому и своей семье. Шли годы, и ковчег был таки построен. Кроме семьи, Б-г посоветовал Ною взять на ковчег животных, всех по паре, чтобы после потопа жизнь на Земле продолжалась. Вся эта компания вошла в ковчег, и Б-г закрыл за ними крышку. Сорок дней и ночей был страшный потоп, земля сотрясалась и выступили наружу подземные воды, лил ливень, ревела буря, гром гремел. Все живое утонуло, а ковчег носило по волнам как щепку. Когда же потоп кончился, судно причалило к верхушке горы Арарат. Вода спала – Ной понял это по тому, что выпущенная из ковчега голубка нашла себе где-то пристанище и не вернулась – и все вышли на сушу. Ной принес Б-гу благодарение, и жизнь пошла-поехала дальше своим чередом… В знак того, что смиловался над людьми и больше не станет наказывать их потопом, Б-г повесил в небе радугу. Глядя на радугу, мы вспоминаем, что Б-г и Ной заключили завет, договор. Семь заповедей сынов Ноя (шева мицвот бней Ноах) – не идолопоклонствовать, не прелюбодействовать, не богохульствовать, не убивать, не воровать, не есть мясо, отрезанное от животного заживо, и свою жизнь устраивать по справедливым судебным законам – даны всем людям земли. И неевреям достаточно соблюдать их, чтобы стать праведниками и войти в царство небесное.


А у вас есть любимые тексты про Ноев Ковчег? Делитесь ими в комментах!

Tags:

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
himmelhoh
Oct. 27th, 2012 08:25 pm (UTC)
- Такой уже ты старый и больной,
Трясешься, как разбитая телега.
На что ты копишь деньги, старый Ной?
- На глупости, на доски для ковчега.
( 1 comment — Leave a comment )