?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Наш друг Ототограф, знаток поэзии и Библии, продолжает создавать для нас подборки из пяти стихотворений разных авторов, посвященных одному библейскому персонажу или сюжету. Мы начали с Ионы, потом перешли к Моисею— и в обоих случаях с удовольствием добавили к нескольким стихотворениям Ототографа тексты, предложенные нашими комментаторами. Сегодня — очередь Авраама и Исаака, - персонажей, чья история до сих пор кажется нам то подвигом веры, то примером чудовищной родительской жестокости. Встречайте: Исаак, Авраам и пять поэтов.




ИОСИФ БРОДСКИЙ

Исаак и Авраам

«Идем, Исак. Чего ты встал? Идем».
«Сейчас иду». – Ответ средь веток мокрых
ныряет под ночным густым дождем,
как быстрый плот – туда, где гаснет окрик.

По-русски Исаак теряет звук.
Ни тень его, ни дух (стрела в излете)
не ропщут против буквы вместо двух
в пустых устах (в его последней плоти).
Другой здесь нет – пойди ищи-свищи.
И этой также – капли, крошки, малость.
Исак вообще огарок той свечи,
что всеми Исааком прежде звалась.
И звук вернуть возможно – лишь крича:
«Исак! Исак!» – и это справа, слева:
«Исак! Исак!» – и в тот же миг свеча
колеблет ствол, и пламя рвется к небу.

Совсем иное дело – Авраам.
Холмы, кусты, врагов, друзей составить
в одну толпу, кладбища, ветки, храм -
и всех потом к нему воззвать заставить -
ответа им не будет. Будто слух
от мозга заслонился стенкой красной
с тех пор, как он утратил гласный звук
и странно изменился шум согласной.
От сих потерь он, вместо града стрел,
в ответ им шлет молчанье горла, мозга.
Здесь не свеча – здесь целый куст сгорел.
Пук хвороста. К чему здесь ведра воска?

«Идем же, Исаак». – «Сейчас иду».
«Идем быстрей». – Но медлит тот с ответом.
«Чего ты там застрял?» – «Постой». – «Я жду».
(Свеча горит во мраке полным светом).
«Идем. Не отставай». – «Сейчас, бегу».
С востока туч ползет немое войско.
«Чего ты встал?» – «Глаза полны песку».
«Не отставай». – «Нет-нет». – «Иди, не бойся».

Полностью : http://stihipedia.ru/poetry/op/XX/brodskiy/2687/


СЕРГЕЙ СТРАТАНОВСКИЙ

Исаак против Авраама

Бог или ангел случайный
Мимолетящий,
тогда удержал его руку
Я не знаю и знать не хочу
Вряд ли кому интересны
Нынче эти разборки
Но все ж расскажу по порядку.
Утром проснувшись
Вышел я из шатра и увидел:
Двое наших рабов,
двое юношей, купленных нами
На базаре в Салиме
топорами халдейскими рубят
Для всесожженья дрова
Рядом отец Авраам
над точильным склонившийся камнем
Темный как туча на небе
точит свой Богонож.
«Разве праздник сегодня»,
спросил я тогда Авраама,
«Почему ты, отец,
приказал заготовить дрова?
Точишь нож, для чего?
Неужели Господь захотел
Снова жертвы внеплановой?»
Ничего не ответил отец
Лишь рабам повелел мне на плечи
Дров вязанку взвалить
и пошли мы вдвоем по дороге
В землю Мориа
Шли мы три дня и три ночи,
и вот наконец перед нами
Гор появилась гряда
и опять я спросил Авраама
«Где же тот агнец, отец,
что назначен на кушанье Богу?»
И опять не ответил отец
Только тогда,
когда дикой тропой мы взошли на какую-то гору
И дрова разложили,
только тогда я взглянул
Аврааму в глаза
и увидел глаза человека
Ставшего тигром
Хищным прыжком
прыгнул он на меня. Я упал
На поленья ничком,
потеряв от удара сознанье
И очнувшись увидел,
что вервием жертвенным связан
От коленей до плеч
То ли ангел случайный
Мимолетящий, тогда удержал его руку
От прямой уголовщины
или грозный раздумал Господь
чавкая есть мою плоть
Я не знаю и знать не хочу
«Мальчик мой долгожданный»,
отец лепетал со слезами,
«Мальчик мой Исаак
ты спасен от Господних зубов
За мое послушанье,
за хожденье мое перед Богом
И отныне наш род
воссияет в пустотах веков
И по Божьему слову
та область, где странствуем ныне
Станет нашей землей»
Я не ответил.
Я молча, по скользкой тропе
Стал спускаться в долину.

МАРК АЗОВ

Авраам

Ночь не спал Авраам,
Слушал блеянье стад,
И глядел он с тревогой во мрак.

И сказал ему Бог:
– Мне не надо ягнят,
Станет жертвою сын твой Ицхак.

– Я, – сказал ему Бог, –
Я дал сына тебе –
Утешенье на старости лет.

И молчал Авраам –
Был покорен судьбе,
И не смел он сказать ему: нет.

И дрожали ягнята
У ног матерей,
Но хозяин не тронул ягнят.

Только сыну сказал:
– Собирайся скорей,
Совершим свой обычный обряд.

Тихо вышли они
Поутру из шатра,
Еще Сарра, бедняжка, спала,

Взяли нож, и дрова,
И огонь от костра,
И дорога их вдаль повела.

– Что ты гнешься, отец,
Как под ветром трава,
И на веках как будто слеза?

– Это спину, сынок,
Так пригнули дрова,
Это дым разъедает глаза.

– Ты скажи мне, отец,
Ты ответь, наконец,
Ты найди хоть какие слова:

Если нет тут, отец,
Ни ягнят, ни овец,
Для кого же огонь и дрова?

– Бог велик и един,
Он все знает, мой сын,
Он решает судьбу наперед.

Нет преград для него.
Бог – он знает кого,
Кого в жертву себе изберет.

ВИКТОР КРИВУЛИН

Исаак и Авраам

Ночьми читали Паламу:
Молчанье - свет, ученье - нож
Приготовленье ко всему
Чего не ведаешь не ждешь

Нарвавши высохшей травы
Пытались развести костер -

На волосок от головы
Восточный бог прошел как вор
Огнем нежгучим и сухим.

Встал Исаак - он только дым
И не о чем, послушай, с ним
Ни говорить ни горевать

Лег Авраам - он как бы дом
Дом говорящий об огне
И больше - больше ни о чем

СЕМЕН БУРДА

За порогом – ночь и скользкий ветер
С ледяной крупой,
Ты ли сыплешь снег и звёзды эти
Над моей тропой?

Ослик медлит, он седой, как иней,
Ветки по костлявой бьют спине,
И веду Тебе я в жертву сына ,
“К всесожженью”, как велел Ты мне.

С именем Твоим мне всё под силу,
Помоги же муку побороть:
Страшно мне не то, что будет с сыном –
Что с Тобою станет, мой Господь?

Только ли меня Ты лечишь болью,
Ангелом, что нож удержит мой?
Вижу гнев Твой, смешанный с любовью,
В лезвии – щербатый путь земной,

Где уже на смертном изголовье
Вдруг пойму зачем я родился:
Чтобы Ты мог стать со мною вровень,
На распятье сына принеся.

Про Авраама и Исаака — для тех, кто подзабыл: эта история, рассказанная в Танахе, в книге Брейшит, до сих пор вызывает шок у многих, читающих ее… Великий патриарх Авраам, праотец еврейского народа, очень любил Б-га и всецело ему доверял, и Б-г отвечал ему взаимностью. Отношения у них были очень близкие, и разговаривали они друг с другом без посредников, что называется, уста к устам. Но вот однажды Б-г решил испытать веру Авраама… Он велел ему взять своего любимого сына Исаака (Ицхака), рожденного Авраамом уже в старости, пойти с ним на гору Мориа и там принести Ицхака Ему, Б-гу, в жертву. Авраам всё сделал не колеблясь (о том, какие чувства были у него при этом внутри, писание не говорит, а мы можем только догадываться). Он пришел с сыном и вязанкой дров на гору Мориа, устроил там жертвенник, положил на него дрова, сверху - связанного Ицхака, и уже занес нож, потому что жертву, приносимую Б-гу во всесожжение, надо было сначала зарезать. И тут Б-г послал ангела, который остановил руку Авраама и сказал от имени Б-га : «Постой, не трогай ребенка! Прости, Я испытывал тебя. И вижу, что ты любишь Меня, веришь Мне и не пожалел самое дорогое для Меня – своего сына…». Тут же в кустах нашелся ягненок, который и был принесен в жертву. А Аврааму Б-г дал торжественное обещание, примерно в таких выражениях: «Благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твоё, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твоё городами врагов своих; и благословятся в семени твоём все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего». На этой самой горе Мориа, по преданию, позднее и воздвигнут был царем Шломо великий Храм. А нам нынешним, если мы считаем, что Авраам поступил весьма неполиткорректно, стоит подумать вот о чем: отношения двух любящих, Б-га и Его праведника – отношения глубоко личные, со стороны их иногда не понять. Потому что любовь вообще – великая тайна.


Если у вас есть любимые стихи про Авраама и Исаака — пожалуйста, делитесь ими с нами в комментариях.

Tags:

Comments

( 5 comments — Leave a comment )
zuzlishka
Aug. 31st, 2012 11:55 am (UTC)
Исаак, Исаак,
у тебя отец дурак,
я же просто пошутил -
он уже тесак схватил

убегай скорей, дружок
я овечку приволок
пусть зарежет, вздорный дед
и наделает котлет

за едой и за вином
ты простишь его потом
mme_n_b
Aug. 31st, 2012 04:26 pm (UTC)
Тут не отношения двух. Тут отношения трёх, и одного могли убить. Собственно, в случае с Иефаем, у которого случилась та же любовь, убили.
libitel
Aug. 31st, 2012 09:38 pm (UTC)
Коментаторы удтверждают , что Ицхак знал на что идет.
И в этом выражались его отношения с Творцом.
hoddion
Sep. 3rd, 2012 11:17 am (UTC)
« - Аврааме, Аврааме,
Сына ль можешь принести?»
Вьётся огненное пламя
По истерзанной груди.

«В Иудее – кровь и младость,
На Ливане – алый снег.
Молчаливой будет радость,
Будет памятным твой смех .

Знай – Исаак единородный,
Семя вечное твоё,
Черплет чашей превосходной
временнОе бытиё.

Аз же Спасу-Еммануйлу,
Сыну, льющему красу,
До четырнадцати тысяч
Сразу в жертву принесу.

Сам Он станет жертвой новой,
Мир немирством воцаря…
Поднимай свой нож покорный
На вершине Мориа!»

1999

(c)
shean
Sep. 26th, 2012 04:39 pm (UTC)
проблема Авраама очень интересно проанализирована в одной из новелл романа Дэна Симмонса "Гиперион"
( 5 comments — Leave a comment )